You are viewing ksushiks

Alone With Myself


Столько всего разного и интересного мы отсняли с моей nightini. Я очень люблю снимать одну и ту же девушку в совершенно разных образах, лучше всего абсолютно противоположных. Мне нравится смотреть на людей с разных сторон. И я рада, что такие люди есть в моей жизни!

+++Collapse )

Tags:

Hrvatska. Zagreb, video


Наше июльское видео из Загреба :)

Tags:

Garden In Blossom


Скоро будем наслаждаться повсеместной красотой :) А пока, покажу вам прошлогоднюю.

+++Collapse )

Pussy Willow


У нас такой снегопад за окном. А ещё вчера была весна.

+++Collapse )

Милые девушки, пожалуйста, не обижайтесь на меня и не воспринимайте близко к сердцу, если вы мне написали, а я не ответила. Просто я ищу кого-то другого. Это совершенно не значит, что с вами что-то не так. Мы все разные, у каждого из нас свои вкусы и предпочтения. И это не делает никого из нас плохими, всего лишь РАЗНЫМИ. Не стоит через годы проносить свои обиды и при случае хамить мне. Я не люблю тыкать в кого-то, показывать неприятные переписки и т.д., поэтому ничего подобного тут не будет. Скажу только, что мне тоже не все отвечают. Это нормально. И я при этом не заношу человека в чёрный список. Сейчас так много фотографов, так много моделей и, мне кажется, очень важно найти именно своих людей. Только тогда можно получить удовольствие от любимого дела.
Бывает так, что мне пишут несколько раз (случается, что и 5-7!) и бывает, что я отвечаю не с первого раза, а тогда, когда мне нужен именно ваш типаж, иногда это бывает и через год. А бывает, что начнешь общаться и общение ну совсем не складывается или мы хотим разного. Это тоже не страшно. У нас же должен получиться плодотворный творческий союз, команда единомышленников! По крайней мере, я хочу работать именно так. И для меня не важно, ТФП это или коммерция. Случаются съёмки не совсем такие как я хотела, потому что мы с моделью оказались не на одной волне. А поскольку съёмки для меня — это в первую очередь удовольствие, то я ищу тех, с кем мы максимально совпадём, я ищу своих девочек. И вы, дорогие девушки, вместо злости и негатива, ищите своих фотографов! И я верю — каждый найдет то, что ищет!
Как там говорится, всем мир, любовь и печеньки! :)

Anna


Ещё немного прекрасной Анны. После общения и съёмок с такими людьми как Аня остаётся сожалеть только о том, что всё так быстро закончилось и день пролетел как миг. И я очень надеюсь, что мы ещё встретимся :)

+++Collapse )

Tags:

Hrvatska. Varaždin, Slunj.


Последняя часть про июльский Загреб, а дальше будет много моря, гор и маленьких уютных городков :) Хочу сказать, что Загреб был именно тем местом, которое нам было нужно на тот момент. Город спокойной размеренной жизни, где почти никого нет (туристов там и так бывает мало, а тут лето и все едут на море, да и сами загребчане тоже разъехались). Хочу больше таких июлей в своей жизни :)

Фото — ksushiks, текст — s0me0ne


В предыдущих сериях:
  1. Road to Croatia. Budapest.
  2. Hrvatska. Zagreb.
  3. Hrvatska. Zagrebački zoološki vrt.
  4. Hrvatska. Medvednica.
  5. Hrvatska. Samobor.
  6. Graz. Ljubljana.
+++Collapse )

Polina


Вернулись с улицы. Так холодно. Сейчас могу передвигаться только от помещения к помещению. А я уже на весну настроилась :( Ладно, главное - не унывать и во всём искать плюсы. Можно пить чай с вкусняшками и смотреть фильмы или играть в Wii :)
А это Полина и я восхищена ей! В 15 лет быть такой интересной и умной не каждая может. А уж про красоту вообще молчу, смотрите сами :)
+++Collapse )

Tags:

Mar. 20th, 2014


Оригинал взят у s0me0ne
Не хочу ничего писать про политику. Я её ненавижу, всю, безраздельно, и чем дальше — тем больше. Вместо этого хочу написать про Крым.
Там, в Крыму (или пора уже начинать говорить "на Крыме"?) прошла добрая четверть моего в разной степени счастливого детства. В маленьком городке Старый Крым, где-то между Феодосией и Судаком, жил мой дед, русский по самую бороду, со своей второй женой-литовкой, у которой там же, неподалёку, жили родственники-украинцы. Дом его стоял на улице Коммуны, а в соседнем доме, на перекрёстке с улицей Спартака, жили крымские татары. Они приглашали нас на свадьбу дочери кого-то из них. Они вообще всех на свадьбу приглашали, благо гуляли они её где-то неделю.
А соседом с другой стороны был дед Порфирий, и уже никто не помнил, какой он, собственно, национальности. Лет ему было хорошо за девяносто, жена у него умерла, а про детей-внуков никто ничего не знал, то ли разъехались, то ли отсутствовали в принципе. Язык, на котором он говорил, понимал, наверное, только мой дед — это был набор слов из русского, украинского, крымско-татарского и ещё какого-то синтетического языка, придуманного им самим в процессе его нелёгкой жизни. Мы помогали ему, чем могли — воду принести, кур покормить, водопровода в этом районе города не было совсем, в каждом дворе — колодец.
Перемещался я по городу исключительно на велосипеде. У деда была 21-я Волга с ручным управлением (после ранения ноги у него работали не так хорошо, как хотелось бы), но ездить на машине по городу масштаба Старого Крыма было бессмысленно. Меня всегда просили сгонять за хлебом, и я всегда ехал по Спартака, а потом по Фонтанной — это был не лучший маршрут с точки зрения качества дороги, но на перекрёстке Фонтанной и Сельской стоял дом с тройным номером 1/2/1 — для меня это было удивительно, и я всегда старался проехать ещё раз около него, чтобы посмотреть. Хлеб в магазине "Хлеб" всегда был свежим и всегда в буханках, даже белый. Белого хлеба в батонах не было в принципе — не знаю, почему.
Тогда в Крыму шли процессы, в чём-то противоположные сегодняшним — УССР отделялась от СССР, я помню два перехода на киевское время, помню, как появились украинские каналы телевидения и исчезли русские, помню, как в детской библиотеке исчезли почти все книги на русском и я взял "Девочку, с которой ничего не случится" Кира Булычёва на украинском; тогда-то я и научился читать по-украински. Истерия украинизации длилась недолго, и уже на следующий год русские книги достали из запасников и поставили обратно на полки.
В последний раз я видел деда, когда мне было около восемнадцати. Он тогда приехал из Крыма в нашу центральную Россию; тогда я не очень хорошо понимал, зачем. Сейчас я знаю — он чувствовал себя всё хуже, а застрявший в черепе осколок, который хирурги не смогли извлечь, беспокоил его всё больше. Он хотел повидаться с внуком, и повидался — мы гуляли с ним по городу, пили пиво в какой-то забегаловке, я рассказывал ему какую-то фигню про учёбу, в которой я не преуспевал... Сейчас мне стыдно за то, каким он увидел меня тогда, но он был умным человеком — самым умным из всех, кого я когда-либо знал — и, я надеюсь, он смог всё правильно понять. Мы все были молодыми и глупыми, и он, наверное, тоже.
После этого он прожил ещё года три, но я ни разу больше его не видел, и сейчас жалею об этом больше, чем о чём-либо ещё, что я забыл сделать в этой жизни.
Его жена, литовка, осталась жить в Крыму со всегда готовыми помочь соседями-татарами, и разводящими кактусы родственниками-украинцами, у которых была огромная собака-водолаз, с дедом Порфирием, который, похоже, переживёт всех нас, и со своими не имеющими национальности курами.
И когда мне говорят о каких-то проявлениях национализма в контексте Крыма, я смотрю на весь мир, как на тяжёлого больного, у которого горячка, бред, психоз, которого лихорадит, и который периодически бьётся в конвульсиях, но который, я верю, обязательно поправится.

Follow me

      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com