Ksushik (ksushiks) wrote,
Ksushik
ksushiks

Categories:

España I

И вот, наконец, Испания! :) Будет три части. Ну не получается у нас раньше, чем через год, выкладывать отчёты. А тут на носу лето, может, кому-то что-то да пригодится из наших заметок. Я уже не раз говорила, что страна для меня в первую очередь — это люди. Так вот, Испания — это прекрасные люди, каждый в отдельности и толпа в целом. Об остальном читайте ниже рассказ любимого. Хочу только подчеркнуть, что какими бы ни были трудности во время путешествий, по прошествии времени начинаешь всё воспринимать иначе, проще. А когда внутри всё горит от желания получить новые впечатления, то даже зная, что не обязательно все они будут исключительно положительными, и понимая, что не всегда можно избежать трудностей и неприятных уроков, ты всё равно готов окунуться с головой в новый трип и получить свою дозу кайфа, без которой ты уже не можешь. Путешествия меняют нас, да. Навсегда.

Фото – ksushiks, текст – s0me0ne.

Глава 1.

Ну вот сколько, скажите, можно ремонтировать одно отдельно взятое шоссе? Сколько лет ни проезжай М1 из конца в конец — одно и то же: ремонт дороги, ремонт объезда ремонтируемого участка дороги, ремонт знака «ремонт объезда», а за ним — три человека в касках задумчиво смотрят в выкопанную яму и ничего не делают.

Хорошо хотя бы, что это достаточно быстро заканчивается. Белорусское утро, туманы, поля, аисты. Много аистов. Холодно.

Не включая мозг, проезжаем Минск, поворачиваем на Слоним и, минуя его, направляемся к погранпереходу Бобровники.

Впервые нам попался польский пограничник, общение с которым носило неформальный характер. Обычно они все такие навыправку, «ваши паспорта, будьте добры, проезжайте, пошалуйста», а этот шутил, травил какие-то байки, наполовину по-русски, наполовину по-польски, и, в общем, зарядил нас некоторым позитивом перед въездом в ЕС.

Местом первой ночёвки был намечен Белосток, но, посмотрев на часы, мы решили в него даже не заезжать; отменили отель и рванули до самой Познани. Мы понимали, что приедем довольно поздно вечером и посмотреть город уже не удастся, но нашу двухчасовую прогулку по нему в прошлом году сочли достаточной для поверхностного знакомства и решили не заморачиваться.

Отель, забронированный нами по дороге, в качестве основы маркетинговой политики использовал своё название. Не помню точно, как он назывался, но в голове отложилось что-то типа «Роял Делюкс Резиденс Кинг Пэлэс Хотель». На самом же деле он оказался совсем маленьким, но очень приятным отелем на окраине города, и даже имел собственный ресторан, который, впрочем, по причине позднего времени был закрыт.

Последнее обстоятельство представляло собой немалую проблему. Мы намотали 1600 километров в тот день, и поесть нам было просто необходимо — перекусы на заправках не в счёт, и это побудило нас немедленно заняться поисками пищи.

На улице было холодно и шёл дождь. Учитывая, что в Польше в 18:00 закрывается абсолютно всё, я без особой надежды шарил по гугл мэпс в поисках еды, и внезапно нашёл Макдональдс в полутора километрах от нас.

Мы устроили марафон. Во-первых, чтобы согреться и не слишком намокнуть, во-вторых, чтобы не возвращаться совсем уж поздно ночью, и, в-третьих, по причине того, что Макдональдсы тоже иногда закрываются, мы шли быстро-быстро, и, возможно, даже побили какой-нибудь рекорд по скорости достижения Макдональдса; при этом мы не забывали смотреть по сторонам, но из интересного нам попались только какая-то церковь, выглядевшая в темноте довольно устрашающе, и небольшой парк.

Цели мы достигли, и с той же скоростью поспешили обратно, чтобы не дать еде остыть, ведь значительно приятнее употреблять её лёжа на кровати в номере Роял Делюкс Резиденс Кинг Пэлэс Хотеля вместе с вином из мини-бара, чем на пластиковых стульях в пустом зале Макдональдса.

Из Познани мы поехали в Лейпциг, и, несмотря на то, что разница между Белостоком и Познанью позволяла нам добраться значительно дальше, мы решили не ломать маршрут, ведь в Лейпциге мы ещё не были, а благодаря такому опережению могли уделить городу значительно больше времени, чем рассчитывали изначально.

Было холодно и шёл дождь, и это начинало становиться привычным. Видимость, впрочем, была неплохой, и это позволяло нам передвигаться без задержек.

— Ты сильно-то не гони, всё-таки дождь, — предупредила осмотрительная Ксюша

— Так я и не гоню, скорость 155 всего, — ответил я, посмотрев на спидометр.

— А, ну, тогда нормально, — сказала она. Мы оба понимали, что такой диалог возможен только на немецком автобане.

У человека и автомобиля много общего. Например, оба — существа ненасытные: сколько ни съешь, скоро захочется ещё. Наши с машиной желания в какой-то момент совпали, и мы свернули на заправку с кафе.

На территории Германии мы обычно заправляем машину бензином с октановым числом 102. Далеко не во всех странах есть такой, это своего рода деликатес, а машине, которая обеспечивает нашу возможность передвижения в путешествиях — всё самое лучшее. И дабы соблюсти паритет, мы не пошли в сосисочно-кокакольный кафетерий на самой заправке, а срулили к находившемуся на её территории заведению с совершенно американским названием «Cindy's Diner».

Бургеры в меню выглядели... Как бургеры. Мы — существа всеядные, нас нисколько не смущают МакДональдс и Бургер Кинг, и не было причин, по которым мы могли бы не захотеть попробовать очередного американизированного фастфуда.

И знаете, эти бургеры были не из Мака и не из Бургер Кинга. Эти бургеры были похожи на то, что подаётся под этим названием в московских стейк-хаусах и дорогих псевдоирландских пабах, с тем отличием, что цена в данном случае была значительно ближе к МакДональдсу, чем к стейк-хаусу. С этого момента я начал выискивать на дороге «Cindy's Diner» и при возможности в них заезжать.

В Лейпциг мы приехали довольно рано. Выруливая по навигатору к отелю, я с удовольствием вливался в привычный немецкий темп городского движения, и вдруг увидел перед собой знак «Umwelt Zone».

Собираясь в большое путешествие, нельзя предусмотреть абсолютно всё — обязательно что-нибудь забудешь. На этот раз я забыл про то, что в крупных городах Германии, в том числе и в Лейпциге, нельзя въезжать в центр города без наклейки, подтверждающей экологический класс автомобиля, и теперь мне, въехавшему под этот знак, мог выписать штраф в 50 евро любой достаточно наблюдательный полицай; по этой причине маршрут был немедленно перепроложен, и мы направились к ближайшей станции техобслуживания.

Я не буду рассказывать отдельную длинную историю о том, как я, зная по-немецки десяток слов, учил немца вводить в базу российские номера, и как объяснял, на что заменить праворульную модель Nissan Cefiro, которой нет в немецкой базе; отмечу лишь небольшую деталь, очень жирный штрих к немецкой педантичности. У нас в свидетельстве о регистрации в графе «VIN» написано «НЕ УСТАНОВЛЕН», потому что он действительно не установлен. И немец, точно знающий, что VIN у машины должен быть, старательно вбил в свою базу латиницей: «HE YCTAHOBJIEH».

В итоге заветная зелёная наклейка с цифрой «4» была получена, и мы всё-таки продолжили свой путь к отелю — нашему любимому Mercure. Четырёхзвёздочные отели в Лейпциге недёшевы, но скидка на раннее бронирование, плюс скидка участника программы лояльности, плюс ещё какой-то купон — и вот, получается, что нам ещё и денег должны за наше проживание.

Мы вышли в город в уже знакомые нам холод и дождь. Лейпциг был прекрасен и мокр, и мы ходили по нему долго-долго, обследуя его улицы и достопримечательности, про которые мы узнавали, в большинстве своём, в процессе непосредственного столкновения с ними, ведь мы не готовились к подробному знакомству с этим городом и мало что о нём знали. Мы успели найти в гугле заведение, которое хотели бы посетить — «Zum Coffe Baum», ни много и мало, самая старая кофейня в Европе, и я вроде бы примерно представлял по карте, где оно находится, но мы никак не могли сориентироваться, а тут внезапно припустил такой дождь, что мы, несмотря на зонтик, нырнули в первую попавшуюся открытую дверь, чтобы не быть смытыми окончательно.

Мы явно попали в какое-то кафе, и, раз уж на улице была такая непогода, мы решили чего-нибудь перекусить. Официант принёс нам меню, предусмотрительно открытое на странице с горячими блюдами, и мы неплохо провели время в этом местечке, где кроме нас было совсем немного народа, несмотря на дождь снаружи. Напоследок я заказал вкусного местного пива и закрыл меню, чтобы отдать его официанту. Надпись на обложке меню гласила «Zum Coffe Baum». Чёрт... А ведь ни один из нас так и не заказал кофе.

Помимо посещённых нами мест, я хотел посмотреть на памятник битве народов, грандиознейшее сооружение, масштабы которого не укладываются в голове. К сожалению, у нас не было с собой немецкой сим-карты, и в нашем распоряжении были только оффлайновые карты OSM, которые сыграли с нами злую шутку. Я наметил маршрут к точке, обозначенный как «памятник битве народов» на OSM, и мы довольно долго шли в направлении, которое указывал этот, чтоб его, OSM, но пришли в какую-то подворотню между закрытым на реконструкцию стадионом и заправкой для электромобилей. OSM много раз выручал нас, но в этот раз подвёл так, что я не скоро его прощу. Памятник битве народов, который, как выяснилось, находился от нас в десятке километров, мы так и не посмотрели. Что ж, это прекрасный повод вернуться в Лейпциг.

А нам было пора в путь — нас ждала Франция. Нам пришлось вытерпеть очередное унизительное испытание французскими автобанами и их национальное соревнование «кто медленнее», но в итоге мы всё-таки оказались в Дижоне, знаменитом на весь мир своей горчицей.

Французы, как и все мы, любят деньги. Проблема французов лишь в том, что зачастую они любят деньги слишком сильно, и отель далеко не в самом центре далеко не самого популярного из туристических городов Франции запросто может обойтись вам в цену полёта на международную космическую станцию со своим баром и двумя стриптизёршами. В итоге мы остановились в апарт-отеле Adagio, выбранном просто потому, что он относится к той же сети, что и Mercure, и мы не ошиблись.

Дижон оказался несколько более туристическим, чем я представлял его себе. Настолько туристическим, что в тротуары исторического центра вмурованы бронзовые таблички с прикольными совами, показывающие направление обхода и номера достопримечательностей; при этом сами достопримечательности описаны исключительно по-французски, а язык, напоминающий непрерывное пережёвывание лягушки, я понимать не способен. Но, тем не менее, центр очень и очень интересен, а выбор горчицы в местных магазинах способен удовлетворить вкус самого взыскательного горчицефила. И, раз уж мы находились в Бургундии, мы взяли на вечер бутылочку бургундского, которое неожиданно оказалось весьма неплохим.

Мы не стали задерживаться больше необходимого ни в Дижоне, ни во Франции, и ранним утром отправились дальше, к нашей цели — в Каталонию.

Глава 2.

Первым, что мы увидели, въехав в Испанию, были испанские полицейские. Испанская полиция, под стать своим итальянским коллегам, больше похожа на команду фотомоделей из эротического глянцевого журнала для женщин (интересно, такие существуют?) Вся эта мужественность, выставленная напоказ и эффектно преподнесённая посредством мастерски скроенной формы, все эти дизайнерские солнцезащитные очки и сверкающая пряжками обувь... Здесь умеют создавать правильный имидж служителей закона. Конечно, если пообщаться с ним пару минут, станет понятно, что он не понимает физического смысла уравнений Максвелла, и, соответственно, ничего из себя как мужчина не представляет, но встречают-то по одёжке...

Путь в столицу Каталонии, которая, как известно, не совсем Испания, но уже довольно близко, оказался лёгким, а испанские водители — на удивление адекватными. Это «на удивление» связано с тем, что своё представление обо всей этой испаноговорящей публике мы, жители востока, составляем в основном по мексиканским и аргентинским сериалам, где все эти усато-волосатые мачо стреляют друг в друга из автоматического оружия и забивают друг друга до смерти мешками с кокаином. Но, несмотря на общие с жителями Латинской Америки корни и общий язык, европейские испанцы оказались вполне спокойными и уравновешенными ребятами.

Но вот дорожное движение Барселоны — это филиал ада. И дело не в безбашенных водителях и не в темпе этого движения — здесь редко удаётся передвигаться со скоростью больше 40 км/ч. Напротив, дело в организации этого самого движения.

Абсолютно нелогичные, как будто пристроенные в последний момент, въезды и выезды внутригородских магистралей, совершенно несовместимые со здравым смыслом развязки, и светофоры, светофоры, светофоры. На трёхсотметровом участке запросто может встретиться пять светофоров, и все они будут включаться в произвольном порядке, но обязательно таким образом, чтобы ты ни за что не проехал на два зелёных подряд. При всей нашей любви к автомобилю, Барселона — это город, где приятнее перемещаться пешком.

Даже не зная всего этого заранее, мы, наверное, предчувствовали нечто подобное, и забронировали апартаменты поближе к центу на пешеходной улице, а также договорились о гаражной парковке для машины метрах в двухстах от места нашего жительства. Как выяснилось, мы поступили совершенно правильно — если бы улица была проезжей, то уличную парковку мы бы искали по полчаса и оставляли бы машину явно дальше двухсот метров от дома.

Оставалась, правда, проблема транспортировки весьма немалого количества нашего багажа в апартаменты, но, как выяснилось, нам не о чем было беспокоиться. Встретившая нас хозяйка привела с собой здоровенного негра, который не говорил по-английски, зато очень хорошо носил чемоданы. Я всё порывался дать ему каких-нибудь чаевых, но хозяйка со всей категоричностью отмела такую возможность, высказавшись в духе «за всё уплочено».

С апартаментами мы в очередной раз угадали. То есть, конечно, мы видели всё на фотографиях, но реальность иногда бывает лучше, а иногда — хуже фотографий, и в этот раз она оказалась лучше. Мы жили на третьем этаже, у нас был антресольный этаж со спальней, два кондиционера и терраса с живыми цветами, с которой открывался вид на пешеходную торговую улочку, в конце которой был рынок, и всё необходимое было у нас прямо под носом в любой момент. Хозяйка попросила нас поливать цветы на террасе из находящегося здесь же шланга, дала несколько рекомендаций по поводу различных заведений (как затем выяснилось — весьма и весьма полезных), и оставила нас отдыхать.

Конечно, отдыхать мы и не думали. Мы сразу пошли осматривать окрестности, и уже в этот момент, в первые наши часы в Барселоне, мы начали понимать удивительную вещь: Испания — это страна, где мы успеваем всё.

Франция, Италия, Германия, Австрия — вот далеко не полный список стран, где мы постоянно куда-нибудь опаздывали. Стоит задержаться на фотографирование холмов близ Монтепульчано — и ты не успеваешь к закрытию энотек в Монтальчино. Захотел подольше поторчать в музее миниатюрной железной дороги в Гамбурге — добро пожаловать в качестве последнего посетителя в последний открытый супермаркет. Про Францию с её горными подъёмниками, работающими до 16:55, я вообще молчу.

А вот в Барселоне мы каким-то образом успевали вообще всё. И зайти на рынок, и забежать в супермаркет, и посмотреть что-то интересное по дороге, и даже поход в офис мобильного оператора Orange не смог заставить нас куда-либо опоздать. Клянусь, честно-пречестно, это самый-самый последний раз, когда я зашёл в Orange; предыдущий опыт с ними во Франции уже был достаточно репрезентативен для того, чтобы не иметь с ними дела никогда, но я купился на дешёвый тариф Go Europe, а ездить в этот раз мы должны были много, и мы снова потеряли около часа, чтобы получить одну дурацкую сим-карту. Orange — худший мобильный оператор планеты.

Ещё одной удивительной чертой Барселоны (которая, как мы позднее выяснили, свойственна Испании вообще) — это способность подсовывать тебе прямо под нос то, что тебе в этот самый момент необходимо. У нас не было с собой некоторых вещей, о необходимости которых мы стали задумываться за пару месяцев до поездки; в частности, мне нужен был городской рюкзак, а жене — сумка, но за эти два месяца мы так и не нашли ничего подходящего, несмотря на то, что неоднократно бывали во всяких сумочно-рюкзачных местах. И в первую же нашу вылазку в центр Барселоны мы купили всё необходимое и полностью нас устраивающее в радиусе двухсот метров от апартаментов — просто по дороге, пока мы шли к какой-то из наших целей.

Этой самой целью, насколько я могу припомнить, в тот раз был абстрактный «центр города». У нас были намечены несколько точек с общеизвестными барселонскими достопримечательностями, но все они представлялись нам не такими интересными, как сам город, и мы оказались правы. Мы гуляли по паркам Монжуика, дошли до площади Испании, повернули к проспекту Колумба и дошли по нему до Барселонетты. В этом коротком предложении уместились многие километры пешего маршрута со значительным перепадом высот и при нешуточной жаре, а поэтому ближе к Барселонетте есть мы хотели уже зверски.

В шпаргалке от нашей хозяйки содержалось довольно однозначное указание: «Паэлья — Can Ros», и, на наше счастье, этот самый ресторан под названием «Can Ros» находился как раз в Барселонетте. Мы, конечно, хотели попробовать паэлью. Ну, то есть, я не возражал против того, чтобы попробовать паэлью, хотя и не стремился к этому так целенаправленно, как другие члены нашей команды. Я всегда полагал блюда из риса недоступным моему пониманию уделом азиатов; революция в моём сознании произошла лишь в Италии, когда я попробовал ризотто, но, чисто статистически, ранее неизвестное мне блюдо из риса имело значительно больше шансов не понравиться мне, чем понравиться. Впрочем, я так хотел есть, что я был готов сожрать живьём парочку эксгибиционистов из числа развалившихся на перенаселённых пляжах Барселонетты, чтобы, во-первых, утолить свой голод, и, во-вторых, свободно и равноправно высказать таким образом своё эстетическое неудовольствие происходящим.

Здесь нужно сделать немаловажное отступление относительно туристической наполненности Барселоны. Мы были заранее напуганы многочисленными отчётами, говорившими, что в Барселоне яблоку негде упасть от вездесущих туристических толп, на улицах приходится проталкиваться, а на рынках лучше надевать на себя специальную скользкую одежду. Должен сказать, что ни одна из этих страшилок не оправдалась: народа в центре Барселоны было, может быть, и не мало, но точно не больше, чем в центре Москвы, а ближе к окраинам так и вовсе царило запустение. Возможно, сильная жара прогнала туристов с улиц, а может, местный департамент полиции пронюхал, что к ним едут русские туристы и рекомендовал местным гражданам отсидеться дома, я не знаю.

Единственным более или менее густонаселённым местом Барселоны оказалась как раз набережная Барселонетты. Сначала мы даже испугались, что придём к ресторану, в который будет стоять полукилометровая очередь, и уж чего-чего, а ждать-то мы в ней точно не будем; но не тут-то было. Стоило нам в поисках нужного адреса углубиться метров на 50 в узкие улочки района, как всякое народонаселение исчезло вообще. Люди встречались лишь изредка, а такие как мы туристы с фотоаппаратами — и того реже.

Искомый ресторан «Can Ros» тоже оказался практически пустым. Мы сели в углу и изучали меню, хотя оба понимали, что без паэльи мы отсюда не уйдём, но паэлья, в общем случае — это блюдо минимум на двух человек, и надо было выбрать. И тут Ксюша, довольно неожиданно для меня, предложила попробовать наиболее традиционную для местности, в которой мы оказались, паэлью с морепродуктами.

Меня это, мягко говоря, удивило. Много лет моя жена отказывалась прикасаться к любым блюдам, из которых торчали неочищенные моллюски и всякие ракушки, и даже попросила заменить блюдо, когда однажды в Хорватии ей случайно принесли рижот с креветками вместо рижота с курицей. Возможно, она просто чувствовала, что это один из немногих выпавший ей в жизни шансов накормить этим меня — человека, который не любит ни рис, ни морепродукты.

И вы знаете, это вполне съедобно. Не могу сказать, что я бы стал сам и по доброй воле готовить это дома, но это значительно более съедобно, чем все эти узбекские пловы и японские суши, хотя и менее съедобно, чем ризотто. А Ксюша так и вовсе осталась в полном восторге от этой смеси беспозвоночных с крахмалом.

В течение этой поездки нам, так или иначе, пришлось попробовать паэлью ещё несколько раз, но та самая паэлья из «Can Ros» оказалась самой вкусной, и мы ещё раз поблагодарили нашу хозяйку за столь удачную рекомендацию.

Но безотносительно паэльи могу сказать, что еда в Испании — вкусная, а если сравнивать с соседкой-Францией, так и вообще. Мы постоянно покупали на рынке что-то неизвестное нам, и всё это было совершенно божественно — хамон, сыр мягкий, сыр твёрдый, салат из сыра с сыром (я не шучу!), и ещё что-то, что я не запомнил. Мы долго выбирали пасту, чтобы правильно подчеркнуть ей вкус местного колоритного мяса, рассматривали её, вынюхивали по всему рынку, и нашли абсолютно идеальную, а когда купили — прочитали на ней знакомое «Prodotto in Italia». Воистину, лучшее всегда остаётся лучшим, независимо от страны.

Наверное, мне пора вернуться от кулинарии к Барселоне, но возвращаться, честно говоря, больше особенно не к чему. Мы обошли все общеизвестные точки — Рамбла (улица беспощадного торгового ужаса, летящего на крыльях ночи, зайти на которую стоит лишь для того, чтобы испытать непреодолимое желание побыстрее с неё сбежать), готический квартал, где нет готов, а есть только готические здания, и ещё... Ах да, точно, забыл. Саграда Фамилия.

Саграда Фамилия — это, знаете ли, здание. Архитектором которого был и остаётся, даже после собственной смерти, Антони Гауди. Такой же больной, как австрийский Хундертвассер и чешско-хорватский Милунич. Тоже строил странные здания, но отличался тем, что умел выбивать хорошее финансирование под свои безумные проекты.

Возможно, я старомоден, а может быть, в каких-то вещах я просто упёрт, но я не люблю, когда здания перестают быть зданиями. Когда здания становятся полотнами, воплощающими задумки творцов — они теряют свою утилитарную ценность. Я бы ни за что не захотел жить ни в Доме Хундертвассера, ни в «Танцующем доме» Милунича, ни в сооружениях Гауди. При этом я не против того, чтобы творцы творили в своё удовольствие всё, что им заблагорассудится, но пусть, чёрт побери, делают это на свои собственные деньги и на своей собственной частной территории, а не в центре крупного города на бюджетные средства.

Тем не менее, Парк Гуэля, ещё одно монументальное творение Гауди, мы всё же решили осмотреть, приехав туда к самому открытию, так как были наслышаны о переполняющих его ещё более, чем всю остальную Барселону, толпах и необходимости парковаться километра за полтора, чтобы найти место. Билет был куплен нами заранее онлайн, потому что очереди в кассу, судя по фотографиям в гугле, были длиннее, чем очереди за колбасой в период застоя.

Как выяснилось, фанаты Гауди — совы. Мы тоже совы, но можем заставить себя рано встать, когда надо, а вот фанаты Гауди — совсем совы. Мы бесплатно припарковались прямо напротив главного входа в парк, метрах в пяти от ворот (я специально два раза проверил всё на предмет отсутствия знака «парковка для инвалидов»), и беспрепятственно прошли внутрь. Кроме нас в тот момент в парке было человек пять, а когда мы выходили оттуда через три часа, их было значительно больше — человек пятьдесят. То ли мы так удачно попали, то ли слава Гауди сильно преувеличена, а может, основной приток сов-фанатов приходится на послеобеденное время, но никакого особенного ажиотажа мы не заметили.

И, раз уж изложение по воле случая приобрело полосатую кулинарно-архитектурную окраску, самое время рассказать о ещё одной крайне важной части кулинарной культуры Испании в целом и Каталонии в частности — о тапасах.

Тапас, как все мы можем узнать из Википедии — это понятие из древнеиндийской мифологии, означающее универсальный космогонический принцип, лежащий в основе мироздания... Так, стоп, что-то не то. Те тапасы, которые мы если, не были похожи на космогонический принцип, хотя и были чертовски вкусными. И они были свежими, а не лежащими в основе мироздания. Ладно, попробую своими словами.

Обычно, заказывая в ресторане например, пасту с фрикадельками, мы ожидаем, что нам принесут граммов двести пасты и хотя бы пяток фрикаделек. Часто эти ожидания не оправдываются, но это уже вопрос честности отдельных заведений общепита. А в Испании можно совершенно официально заказать одну фрикадельку и двадцать граммов пасты, и так практически с любым блюдом. Такая мини-порция (в среднем — 1/6 нормальной порции) называется «тапа» и является, по моему мнению, наивысшим достижением испанской кулинарной мысли. Можно просто перекусить, заказав одну тапу и пиво, а можно устроить себе полноценный обед из шести разных блюд, при этом не объедаясь до невозможности передвигаться.

В шпаргалке нашей хозяйки было такое же недвусмысленное, как и в отношении паэльи, указание: «Тапасы — Bar del pla». После опыта с паэльей у нас уже не было никаких оснований не доверять её рекомендациям, и мы пошли искать это заведение.

В «Bar del pla» мы были одни. То ли время было такое, то ли нам снова повезло, но мы вряд ли могли списать это на нетуристичность этого места — весь персонал отлично говорил по-английски, что в Испании, в целом, не является нормой. В меню обнаружился «русский салат», и я из интереса спросил официанта, что это за блюдо, пояснив, что мы из России. Оказалось, что русский салат, весьма распространённый в Испании — это блюдо из картошки и тунца. Сначала я взоржал, но потом понял, что в этом нет ничего удивительного — знания иберийцев о русской культуре столь же забавны и поверхностны, как и мои стереотипы, заставлявшие меня представлять себе испанцев в образе мексиканских мачо.

Тапасы оказались потрясающе вкусными, но кульминацией этого приёма пищи было пиво — лучшее пиво, которое я попробовал за всё наше пребывание в Испании. Я даже попросил бармена записать название, и он записал, и объяснил, что по-испански оно означает «летающие свиньи», но, к сожалению, за всё последующее время нашего путешествия я больше не обнаружил его ни в одном заведении.

Наша тяга к горам, не проходящая даже во время городских трипов, привела нас к самой высокой точке Барселоны — горе Тибидабо. Конечно, горой это место, возвышающееся над морем на 500 метров, можно назвать только с большой натяжкой, но оттуда открывался отличный вид на Барселону, и мы не могли не поехать туда несмотря на то, что на вершине этой недогоры находился парк с аттракционами. К тому моменту мы, так и не нашедшие в Барселоне обещанных туристических толп, были уверены, что все они именно там, на верхушке Тибидабо, катаются на каруселях, поедают сахарную вату, и вообще, хорошо проводят время, всячески социализируясь. Стоило представить эту картину, и по спине снизу вверх пробегали неприятные мурашки, будто случайно наступил ногой в тараканье гнездо.

При въезде в парк располагалась внушительных размеров крытая парковка. Мы припарковались, вышли из машины, и обнаружили, что стоящий на соседнем месте автомобиль имеет российские номера с регионом Санкт-Петербурга. Это был первый и последний случай за ту поездку, когда мы встретили машину с российскими номерами. Приятно знать, что мы не одни такие больные автопутешествиями.

К нашему большому удивлению и облегчению, на Тибидабо также не обнаружилось никаких признаков толп. Мы отлично провели время, сфотографировали все возможные виды и на этом решили, что наша миссия по знакомству со столицей Каталонии выполнена. Пришло время двигаться дальше.

Tags: he, me, my photo, photo, spain, travel, we
Subscribe

  • Advent u Zagrebu

    Любимый Загреб третий год подряд выигрывает в конкурсе "Лучшая рождественская ярмарка в Европе". Невероятно круто! Да, туристов и так тьма, и будет…

  • December Fog

    Вот так в прошлом декабре выглядела гора Медведница в Загребе. Туманы зимой тут не редкость, главное рано встать :) 2. 3. 4. 5. 6.…

  • Croatia. Istra.

    Фото – ksushiks, текст – s0me0ne. Глава 7, в которой мы покоряем четыре стихии. Мы ехали на запад.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Advent u Zagrebu

    Любимый Загреб третий год подряд выигрывает в конкурсе "Лучшая рождественская ярмарка в Европе". Невероятно круто! Да, туристов и так тьма, и будет…

  • December Fog

    Вот так в прошлом декабре выглядела гора Медведница в Загребе. Туманы зимой тут не редкость, главное рано встать :) 2. 3. 4. 5. 6.…

  • Croatia. Istra.

    Фото – ksushiks, текст – s0me0ne. Глава 7, в которой мы покоряем четыре стихии. Мы ехали на запад.…