Ksushik (ksushiks) wrote,
Ksushik
ksushiks

Category:

España II

"Вся правда об автопутешествиях" — вот так надо было назвать эту часть :) Но если говорить честно и не так пафосно, то ниже вы можете прочитать, что автопутешествия не всегда только позитивны и легки. Всё зависит от вашего настроя и взгляда на ситуацию. Сначала я плакала, потом смеялась, а теперь просто принимаю как есть. И несмотря ни на что, автопутешествия — это страсть, такая же, как фотография.

Фото – ksushiks, текст – s0me0ne.

Глава 3.

В любой стране есть своя глушь. Иногда глушь находится на периферии, иногда, наоборот, забирается в геометрический центр страны, но чтобы её совсем не было — так не бывает.

Прокладывая маршрут из Барселоны в Севилью, мы поняли, что неплохо бы остановиться и переночевать где-то по пути, и, ткнув в карту в середине маршрута, обнаружили там Масаррон — самую что ни на есть испанскую глушь в регионе Мурсия. При ближайшем рассмотрении места была обнаружена глушь второго порядка — Пуэрто де Масаррон, пригород Масаррона, и мы нашли это забавным, потому что сам Масаррон был размером с посёлок городского типа где-нибудь в не самой центральной России. Но у Пуэрто де Масаррона было большое преимущество перед российским ПГТ — у него был выход к морю. И именно по этой причине мы решили сделать нашу остановку в этой глуши не кратковременной, как планировали сначала, а семидневной.

Приехав в Пуэрто де Масаррон, мы прошли непростой квест по поиску нашего жилья — хозяйка предлагала встретиться у кафе, которого не знал наш навигатор, и к тому же плохо говорила по-английски, и почему-то наотрез отказывалась назвать нам адрес жилья. Впрочем, когда мы всё же смогли встретиться на машинах, и она проводила нас к месту, все эти сложности получили объяснение — дом, в котором находились наши апартаменты, стоял на склоне невысокой горы и не примыкал ни к одной из улиц города, и у него не было номера, и, соответственно, адреса. В подъезде не было почтовых ящиков, и хозяйка сказала, что если нам нужно будет что-то заказать, то лучше делать это на её адрес, потому что почта в этот район не доставляется. Можно было подумать, что это какое-то специальное курортное жильё, имеющее статус вроде нашего садового товарищества, но в доме жили люди, которые явно были местными и не собирались никуда уезжать. Очередная интересная национальная особенность градостроительства.

Кстати, о национальных особенностях. Увидев хозяйку апартаментов, мы поняли, что Каталония — это действительно не совсем Испания, а вот теперь-то мы попали в самую что ни на есть настоящую Испанию. Она была совершенно эталонной испанкой, чем-то средним между Пенелопой Крус и Мишель Родригес, она говорила низким голосом с придыханием, и слово «Масаррон», будучи произнесённым ею, звучало угрожающе. Она постоянно жестикулировала, иногда хватая собеседника за разные части тела в процессе разговора, и постоянно сбивалась с английского на испанский. Её муж предпочитал держаться в сторонке и редко открывал рот, и я его, надо сказать, понимаю.

Сами апартаменты оказались божественны. В них был гамак, который висел прямо напротив балкона, отгороженного от комнаты не просто окном, а целой сдвижной стеклянной стеной, и этот балкон выходил прямо на море, и можно было лежать в гамаке, попивая вкусное испанское вино, и смотреть на волны, а второй этаж позволял, к тому же, подкармливать местных котов, нередко забредавших под наш балкон.

Единственное, чего серьёзно недоставало этим апартаментам — это кондиционера. Жара в те дни начинала быть аномальной даже для Испании, и мы, ещё не зная, что нас ждёт дальше, плавились на этой жаре, несмотря на два больших и мощных вентилятора.

Несмотря на массу положительных эмоций, полученных нами в этом месте, главное впечатление, которое оставил Пуэрто де Масаррон — это бедность, бедность абсолютно во всём. Несмотря на чистые улицы и приятных в общении людей, было видно, что живётся населению этого места нелегко. Обшарпанные дома не производили впечатления той колоритной обшарпанности, которая характерна для Италии — было видно, что на ремонт просто нет денег. Ощипанные пальмы, худые голуби, и даже песок на пляже был каким-то бедным, больше похожим на глину. Море было довольно бедной глубины, и чтобы зайти по пояс, нужно было отойти от берега на весьма приличное расстояние. В бедно оформленных магазинах бедные продавцы отчаянно пытались улучшить своё благосостояние, продавая довольно бедные товары по совсем не бедным ценам, но никто их не покупал, потому что вокруг все тоже бедные.

Это зрелище можно было бы назвать удручающим, если бы с первого взгляда не было понятно, что эти люди привыкли так жить, и именно по этой причине вся эта окружающая бедность не вызывала у меня ни капли жалости и нисколько не портила настроение. Если человека устраивает его состояние, каким бы плохим оно ни было согласно оценке со стороны — то у него всё хорошо, а значит, и у нас всё хорошо. Бедность в этом месте была не пороком, а нормой, и потому она не озлобила живущих здесь людей — в Масарроне, да и во всей Испании, люди значительно добрее и душевнее, чем в соседней благополучной Франции. Если бы мне пришлось выбирать место, где я хочу провести остаток дней, из Испании и Франции, то, при всей своей любви к природным красотам, в области которых Франция вне конкуренции, я бы выбрал Испанию именно из-за её замечательных людей.

Прогуливаясь вдоль бедного пляжа, мы искали, где перекусить. На береговой линии находилось множество ресторанов и кафе, предлагавших блюда на любой вкус, от испанской кухни до китайских фабрик несварения желудка, но как выбрать? На помощь мы решили призвать нередко выручавший нас TripAdvisor, который немедленно сообщил, что место с рейтингом №1 в Пуэрто де Масаррон, ресторан под названием «La Casa del Mar», находится в двадцати метрах от нашего текущего местоположения.

Я обычно опасаюсь заходить в «№1», ожидая завышенных цен и излишнего пафоса, но в Пуэрто де Масаррон это явно не должно было быть поводом для беспокойства. Ресторан и вправду оказался довольно простым с виду, а на его террасе не было почти никого, и мы зашли.

Официантка, как затем выяснилось — полячка, услышав наш разговор, приняла нас за словаков. Мы немного поговорили о Польше и её дорогах, листая тем временем меню, в котором, конечно же, главенствовала паэлья с морепродуктами, а потом мы спросили, не могут ли нам сделать паэлью с мясом, потому что морепродуктов нам в этот момент как-то не хотелось. Официантка сказала, что узнает, и исчезла на кухне.

Через пару минут вместо неё к нам вышел шеф-повар ресторана, Эрик. Он начал издалека, рассказав нам свою историю — он оказался французом, эмигрировавшим в Испанию, и теперь он готовит паэлью вот в этом семейном ресторане в соответствии с древними традициями испанской кухни. В процессе своего рассказа он мягко подводил нас к тому, что паэлья должна, просто обязана быть с морепродуктами. «Я могу», — говорил он, практически заламывая руки, — «сделать её с курицей, если вы так хотите. Но позвольте мне добавить туда ещё и дары моря, чтобы это была настоящая паэлья!»

Разумеется, мы согласились. И действительно, это была выдающаяся паэлья, и совсем не такая, как в Барселоне. Она была не лучше и не хуже — просто другая и тоже вкусная. И будучи приправленной исключительно доброжелательным отношением со стороны всего персонала заведения, начиная от шеф-повара и заканчивая официантами, она действительно выдвигала ресторан на первое место в этом небольшом городке.

Главным развлечением на пляже в Пуэрто де Масаррон для нас было кормление чаек. Покупая в булочной багет, я искренне надеялся, что он будет хотя бы вчерашним в меру чёрствым невкусным хлебом, но он оказался тёплым и ароматным, и в итоге я съел больше, чем досталось чайкам, которые на такое угощение налетали стаями, водили вокруг нас хороводы на земле и в воздухе, и, наверное, ещё долго вспоминали нас добрым словом.

Апофеозом этого стал птенец чайки, совсем маленький и глупый, который сидел на берегу в луже морской воды и с интересом глазел на проходящих мимо людей, никак не реагируя даже на тех, кто перешагивал его. Мы пытались его покормить, но он не брал еду — то ли был сыт, то ли не любил хлеб. Тогда я подошёл и погладил его; он не возражал, только прикрыл глаза и продолжал сидеть в своей луже нагретой солнцем воды. Навсегда запомню этот эпизод как удивительную встречу представителей двух биологических видов, не испытывающих друг к другу ничего, кроме искреннего интереса и любопытства.

Из глуши нужно иногда выбираться, пусть даже и в другую глушь. С такой мыслью мы попали в Картахену — город с ужасно богатой историей, в котором мы не нашли ничего особенно выдающегося, несмотря на то, что в целом этот город, обшарпанное сосредоточие развалин, очень интересен и колоритен, и создаёт впечатление съёмочного павильона для какого-нибудь фильма об истории времён пунических войн. Римский амфитеатр, главная местная достопримечательность — брат-близнец римского Колизея и амфитеатра в Пуле, и ни один из этих амфитеатров не пробудил во мне доли тех эмоций, которые вызвали потрясающие деревья на улицах Картахены, с серого цвета корой, корни которых вьются по земле; я не силён в дендрологии, но красоту природную всегда ценю выше, чем красоту рукотворную.

А смешение природного и рукотворного даёт порой совсем уж потрясающие результаты. В поисках интересных мест мы заехали на старые рудники Масаррона; что бы здесь ни добывали раньше, они были давно заброшены, и все желающие могут посещать их на свой страх и риск.

Мы попали на другую планету. Совершенно неземные краски обнажённых горных пород вкупе с полуразрушенными постройками погружают в атмосферу «Пикника на обочине» Стругацких. Мы гуляли по этим рудникам несколько часов по совершенно невыносимой жаре, и единственными нашими спутниками были стаи воронов, больших и чёрных, которые обосновались здесь, видимо, довольно давно, и им не очень нравилось, что мы вторглись на их территорию. Крайне атмосферное место.

По рекомендации шефа Эрика, к которому мы заглянули ещё раз на дегустацию стейка из меч-рыбы, мы поехали в Больнуэво. Там мы должны были увидеть всякие разные скалы, подвергавшиеся эрозии на протяжение миллионов лет, в результате чего они имели весьма интересную форму.

Скалы, как и всё в этом регионе, оказались довольно бедными. В смысле, они были очень красивыми и необычными, но площадь этого природного образования была меньше одного футбольного поля. Мы провели у них минут двадцать, после чего поехали смотреть, что тут есть ещё такого-эдакого в этом Больнуэво, раз уж мы сюда приехали. Больнуэво — глушь третьего порядка, фактически — пригород Пуэрто де Масаррон, и мы хотели видеть, насколько глубоко может завести нас фрактальная испанская глушь.

Мы не ошиблись. Череда грунтовых дорог, на которую мы выбрались, ткнув в навигаторе в точку поближе к морю, связывала между собой цепь диких пляжей с разместившимися на них кемперами, сёрферами и другими любителями кочевого образа жизни. По одной из таких дорог мы ехали довольно долго, и уже думали, куда бы свернуть, но подвернувшийся нам по дороге бегун-трусцой неожиданно объяснил, что метров через триста будет самый-самый клёвый пляж во всём Больнуэво. Бегун-трусцой не говорил по-английски, но каким-то образом мы понимали его испанский — возможно, уже немного вжились в регион.

Да уж, пляж действительно был клёвый. Настолько клёвый, что на нём собралось всё население всех соседних глушей, от второго до пятого порядка включительно. Странно было посреди абсолютного нигде обнаружить ужасно перенаселённое место, куда, похоже, съехались все те туристические толпы Испании, которые мы искали начиная с Барселоны и не могли найти абсолютно нигде, и мы ещё раз убедились, что наши генетические программы дали странный синхронный сбой, лишив нас радости социализации и навязав нам потребность изолировать себя от всего этого, а потому с самого клёвого пляжа Больнуэво мы свинтили, даже не выйдя из машины.

Помимо всего описанного, в Мурсии мы посетили город с очень оригинальным и нестандартным для этого региона названием Мурсия. Честно, не знаю, что о нём рассказать. Там есть пара красивых площадей, на одной из которых есть красивый собор. Пожалуй, это всё.

Последним интересным местом Мурсии (региона, а не города), посещённым нами, стали старые фортификационные сооружения под общим названием Bateria de Castillitos, интересные длинным горным серпантином, потрясающими видами сверху и восемнадцатиметровой артиллерийской пушкой, на которую можно залезть. Само сооружение не столь интересно, а вот открывавшиеся вокруг виды действительно стоили того, чтобы забираться на эту гору, и мы провели немало времени, гоняя туда-сюда по серпантину и выбирая интересные ракурсы.

Погружение в испанскую глушь до третьего порядка включительно было завершено, и пришло время двигаться дальше, к местам более цивилизованным и более туристическим, но, вместе с тем, более интересным и захватывающим; но Пуэрто де Масаррон, с его худыми голубями и французским шефом Эриком, навсегда запомнятся нам как одно из мест, где можно чувствовать себя богатым духом, будучи бедным материально, а таких мест на Земле не так уж и много, во всяком случае, значительно меньше, чем хотелось бы.

Глава 4.

Этот текст, да и другое наше совместное творчество, наверняка наполняет читателя духом света и добра и переносит его в мир маленьких летающих пони, которые беззаботно порхают с места на место, останавливаясь, где им захочется, в этом мире, который не даёт им повода задуматься о бренности бытия.

Пришло время сказать, что эта картина довольно далека от действительности. То, что я не описываю возникающие трудности, ещё не означает, что их не бывает. Просто рассказ об автопутешествии призван, прежде всего, передать положительные эмоции читателю и сохранить их для нас самих на долгие годы, а всё плохое мы стараемся стереть и забыть. Но неправильно было бы создавать у читателя иллюзию того, что автопутешествия — это исключительно легко, крайне весело и вообще никаких проблем никогда не возникает. Да, это действительно зачастую легко и почти всегда весело, но это достигается постепенно нарабатываемым умением решать возникающие проблемы на месте.

Ещё в Барселоне у нас начались проблемы с генератором, а к нашему отправлению в сторону Масаррона стало понятно, что без замены не обойтись. Всю дорогу до Масаррона мы проехали на кипящем аккумуляторе, и даже остановились в Валенсии чтобы купить новый, про запас; в Масарроне мы, наконец, поменяли генератор и совсем к тому времени умерший аккумулятор в автосервисе под названием «Electromecánica Iván».

Говоривший на плохом английском мастер сказал, что его зовут Хосе. «А где Иван?» — поинтересовался я. Хосе загадочно улыбнулся в ответ и ничего не ответил.

Я изложил ему суть проблемы, описал симптомы, включая диапазон напряжения в бортовой сети на разных нагрузках, и предположил, что стоит заменить генератор, и заодно предоставил ему номера запчастей оригинального генератора и заменителей, так как знал, что в европейских сервисах большая напряжёнка с поиском запчастей на праворульные автомобили. По мере моего монолога глаза и рот Хосе открывались всё шире, а под конец он часто-часто закивал, уверяя меня, что всё будет сделано наилучшим образом и в кратчайшие сроки. Не знаю, за кого он меня принял, но хорошо понимаю, что в стране, где клиенты автосервиса обычно начинают общение с мастером фразой: «У меня что-то сломалось, когда мне забрать машину?» я выглядел довольно нестандартно.

И всё же они смогли отыграться. Когда я увидел счёт и состав запчастей, пришла моя очередь открывать рот и выпучивать глаза. Оригинальный, новый, не восстановленный, только что с завода ниссановский генератор обошёлся мне приблизительно в 200 евро — это примерно треть той суммы, которую я отдал бы за него в России. Я долго и горячо благодарил Хосе за его неоценимую помощь и высказал предположение, что если мы с ним будем так же плодотворно сотрудничать в дальнейшем, возможно, мне удастся познакомиться с самим Иваном; а Хосе на это снова загадочно улыбнулся.

Но езда с повышенным напряжением в бортовой сети не прошла бесследно, унеся с собой некоторое количество электроники и, что самое неприятное, вызвав непонятные неисправности системы охлаждения, которые я никак не мог диагностировать. Впереди у нас был заказ запчастей с eBay со срочной доставкой, замена всего чего можно прямо на улице, осмотр в дружелюбном испанском сервисе, где сделали что-то, что помогло на некоторое время и не взяли за это денег, и возвращение в Россию на скорости не более 110 км/ч, чтобы не закипеть. Всё это было результатом однократного нарушения принципа «менять критичные запчасти только на оригинал», и в той поездке я раз пятьсот пообещал себе больше не совершать таких ошибок.

А пока мы ехали в Севилью. Севилья — и так жаркое местечко, а в те дни оно и вовсе сделалось официальным испанским филиалом ада. Термометр иногда показывал 52°C, а мы ехали не просто без кондиционера, а с включённой на полную мощность печкой, что позволяло двигателю отдавать хоть сколько-то лишнего тепла, и с открытыми окнами, потому что иначе было невозможно.

Эта дорога запомнится нам очень-очень надолго. В середине пути, когда мы оба уже просто вытекали в окна, мы остановились у какого-то придорожного кафе, чтобы перекусить и выпить воды, потому что жидкость в организме отчаянно заканчивалась. Кафе примыкало к автобану, ни до, ни после него не было никаких населённых пунктов на расстоянии по крайней мере двух десятков километров, и мы думали, что это обычная закусочная с кока-колой и мороженым, и нас это полностью устраивало. Тем больше мы удивились, зайдя внутрь.

Это «кафе» оказалось полноценным рестораном с прекрасным выбором мясных блюд. Я до сих пор не могу понять, на кого ориентировано это место, находящееся посреди совершеннейшего нигде, но, несмотря на адскую жару и неурочный, в общем-то, час, в зале мы были далеко не одни. Вместо того, чтобы перекусить, мы полноценно и очень вкусно пообедали, и эта приятная неожиданность немного отвлекла нас от наших проблем.

Не то чтобы мы планировали заезжать в Гранаду, по крайней мере, по дороге в Севилью. Ну, возможно, она была намечена как один из вероятных пунктов маршрута, но не более того. Но мы хотели дать немного отдохнуть машине, которая на этом перегоне, похоже, совсем выбивалась из сил, и кипела уже просто на холостых, да и нам самим не помешал бы отдых — прогуляться по пятидесятиградусной прохладе после езды с печкой было в радость, и мы решили посмотреть на Альгамбру. Типа, всемирно известный памятник исламской архитектуры, и всё такое, и мы подумали, почему бы не поэстетствовать немного. Оставив машину на солидных размеров парковке, мы направились ко входу; но, увидев очередь в кассу, и её соседку — очередь на вход, мы, во-первых, поняли, где тусуется вторая половина туристических толп, которые мы искали по всей Испании, и, во-вторых, решили, что машина уже вполне достаточно отдохнула, да и мы сами неплохо прогулялись метров триста от парковки до того места, откуда был виден хвост очереди, и быстренько свинтили из этого гостеприимного города дальше по своему маршруту. Смотреть на Альгамбру, наверное, лучше зимой, подумали мы.

А потом была ещё дорога, печка, радиатор, кипящий на каждой горке, и, наконец, объездная Севильи, с которой мы свернули по указателю «Маирена дель Альхарафе».

Этот набор слов обозначал тот населённый пункт, в котором мы решили остановиться. В отличие от Севильи, где, как мы слышали, довольно людно, эта самая Маирена — спальный район, что значительно лучше соответствовало нашим предпочтениям. Наше жильё было первым этажом дома со своим двориком, где мы ужинали на свежем воздухе, когда спадала жара, а в самом доме был кондиционер, и это было, пожалуй, единственное удобство, которое мы полагали обязательным в жилом помещении. У нас была большая кровать, барная стойка и куча уютных мелочей из Икеи, которые мы так любим, и мы были счастливы. Наша многострадальная машина стояла прямо у ворот дома, в пяти шагах от дивана, на котором мы сидели, обдуваемые потоками холодного воздуха из кондиционера, попивая испанскую Риоху; в нашем распоряжении был даже бассейн в двадцати метрах от дома, но он был общим на несколько домов, там всё время купались какие-то люди, и мы туда не ходили.

Именно в Маирене мы нашли автосервис, работники которого, хотя и не говорили по-английски, честно пытались справиться с нашими проблемами с охлаждением. После очередного шаманского ритуала, произведённого над радиатором, один из механиков катался с нами по окружной Севильи добрых сорок минут, чтобы убедиться, что всё в порядке, и всё это время мы разговаривали с ним по-испански, непонятно как понимая друг друга, о жизни и о его работе дальнобойщиком. Самое удивительное, что за всё это с нас не взяли ни евроцента денег, отпустив с миром. Да, их шаманство помогло меньше, чем на сутки, но вряд ли это остановило бы какой-то московский сервис от того, чтобы выписать счёт.

Пригород оказался связан с Севильей веткой метро. Конечно, мы не собирались им пользоваться, когда планировали путешествие, и даже как-то не обратили внимания на эту подробность, но в свете последних событий сочли это редкой удачей: так, по крайней мере, мы дадим машине отдохнуть и подумаем, что с ней делать дальше.

Поэтому, хорошенько выспавшись после дороги, мы отправились в Севилью на метро. Признаться, я готов был к различным тяготам и лишениям, с которыми обычно связано использование общественного транспорта, и, как выяснилось, совершенно зря. Метро Севильи — лучшее метро, в котором я был. Идеально чистое, прекрасно кондиционированное (и на платформах, и в поездах), и при этом практически пустое. Ну, если говорить о центре Севильи, то пустое оно, скорее, по московским меркам, а вот ближе к Маирене мы нередко ехали в вагоне одни.

Выйдя на улицу, мы обнаружили, что в честь нашего приезда испанцы включили свой обогреватель на ещё большую мощность, чтобы мы уж совершенно точно не замёрзли. Людей на улицах было крайне мало, не все решались выйти в такую жару, и мы пошли в Алькасар. Говорят, обычно туда очередь, но в связи с усиленным обогревом местности, в кассу мы были первыми. На территории дворца были замечены вполне себе взрослые тёти в утончённых нарядах, которые залезали в фонтаны, как распоследние выпускницы, пытаясь привести в порядок теплообмен, а мы каким-то образом справлялись с жарой без особого труда, имея с собой лишь небольшой запас питьевой воды. Вероятно, за те часы, которые мы провели в машине с включённой печкой при пятидесятиградусной жаре, мы приобрели некоторый иммунитет к высоким температурам.

И все наши последующие вылазки в Севилью были похожи на эту. Жара, адская жара и отсутствие людей. Людей мы, правда, потом нашли — они кучковались на относительно узких улицах, дома на которых расположены так, что солнечный свет туда не попадает, но и в таких местах не было ничего, что можно было бы назвать столпотворением. В Севилье нам так же, как и в Барселоне, повезло не встретить те туристические толпы, о которых так много написано.

Мы передвигались по Севилье от тапас-бара к тапас-бару. Во-первых, это было весело, во-вторых, внутри были кондиционеры и холодное пиво, и можно было заказать один тапас и идти дальше. Такими перебежками в течение нескольких дней мы обошли места, которые нас интересовали, а некоторые из них мы находили прямо по ходу дела. Таким образом была обнаружена, например, впечатляющая площадь Испании. Мы залезли наверх всего, наверх чего можно было залезть, включая кафедральный собор, после чего зачем-то зашли внутрь этого заведения и осмотрели какие-то унылые залы; вероятно, в тот момент это было нашим спасением от жары.

Но не нужно забывать, что мы были не просто в Севилье, мы были в Андалусии, регионе, буквально нашпигованном интересными локациями, и даже глючная система охлаждения не могла удержать нас на одном месте. Пару вечеров я потратил на то, чтобы устранить оставшиеся неисправности электроники, привёл в порядок кондиционер, но сделать что-то с охлаждением двигателя не представлялось возможным, нам оставалось только расслабиться и смириться с тем, что остаток нашего путешествия будет проходить в неспешном темпе, после подъёма в гору мы будем останавливаться, чтобы полюбоваться видами, а на индикатор температуры нужно смотреть чаще, чем на спидометр.

Наша машина раньше никогда не подводила нас столь серьёзно, да и в этот раз, если вдуматься, подвела ли? В Германии или в Италии подобные проблемы были бы катастрофой. Но здесь, в жаркой Испании, где никто никуда не торопится, где всё происходит размеренно, возможно, нашей машине просто захотелось притормозить? Не всегда же нам быть электровениками, успевающими за неделю столько, сколько другие не успевают за месяц. Машина, знаете ли, тоже человек, у неё есть характер, у неё есть желания, и здесь она просто захотела расслабиться и снизить темп, и, в конечном итоге, нам это даже понравилось и мы, приспособившись к скоростному режиму, позволявшему нам часами не выходить за рамки рабочей температуры двигателя, стали получать удовольствие от первого из наших путешествий, проходившего в размеренном ритме никуда не торопящихся туристов.

Конечно, это потребовало корректировки некоторых планов. Возможно, мы не поехали в какие-то места, в которые могли бы попасть, будь мы на полном ходу, но зато другим местам, которые мы и не планировали осматривать подробно, мы смогли уделить гораздо больше времени и познакомиться с ними настолько близко, насколько возможна близость между человеком и городом.

Но главное — мы ни на минуту не усомнились в том, что, несмотря на всё случившееся, путешествие должно быть продолжено, и именно эта готовность преодолевать трудности и решать проблемы позволяет нам получать от автопутешествий удовольствие и беззаботно порхать с места на место, останавливаясь, где нам захочется, в этом мире, который не даёт нам повода задуматься о бренности бытия.

Tags: he, me, my photo, photo, spain, travel, we
Subscribe

  • Advent u Zagrebu

    Любимый Загреб третий год подряд выигрывает в конкурсе "Лучшая рождественская ярмарка в Европе". Невероятно круто! Да, туристов и так тьма, и будет…

  • December Fog

    Вот так в прошлом декабре выглядела гора Медведница в Загребе. Туманы зимой тут не редкость, главное рано встать :) 2. 3. 4. 5. 6.…

  • Croatia. Istra.

    Фото – ksushiks, текст – s0me0ne. Глава 7, в которой мы покоряем четыре стихии. Мы ехали на запад.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Advent u Zagrebu

    Любимый Загреб третий год подряд выигрывает в конкурсе "Лучшая рождественская ярмарка в Европе". Невероятно круто! Да, туристов и так тьма, и будет…

  • December Fog

    Вот так в прошлом декабре выглядела гора Медведница в Загребе. Туманы зимой тут не редкость, главное рано встать :) 2. 3. 4. 5. 6.…

  • Croatia. Istra.

    Фото – ksushiks, текст – s0me0ne. Глава 7, в которой мы покоряем четыре стихии. Мы ехали на запад.…